Банкротство футбольных клубов как современная реальность


Так уж получилось, что несколько раз в моей юридической практике я сталкивался с банкротством клубов в процессе параллельного рассмотрения споров с ними. Этот вопрос почти не отрегулирован на уровне законодательства России, но при этом ситуация более чем реальна.

Представим, что футболист подал жалобу на футбольный клуб и в тесение процесса рассмотрения этой жалобы, клуб, ссылаясь на банкротство, отказывается участвовать в таком процессе. Что делать в таком случае органу рассматривающему спор? На моей памяти практика Палаты по разрешению споров РФС была диаметральной — от прекращения дела, до принятия заявления и вынесения решения.проявления расизма в европейском футболе


Если говорить о российской реальности — получить какие бы то ни было реальные деньги футболисту с банкротящегося клуба крайне затруднительно, да и можно сказать, нереально. Дело все в том, что клубы (я не говорю о стабильных клубах как Спартак, ЦСКА, Зенит да и вообще наверно первой восьмерке российского чемпионата) почти не имеют активов на своем балансе. Это может быть например автобус, офисное оборудование, но не более. Это последствие системы управления спортом, где есть недостаток частного инвестора в секторе и преобладание государственного участия на уровне регионов. Но это не суть предмета настоящего поста. А суть, что имущества у клуба нет, ну или почти нет, чтобы реально отвечать по своим долговым обязательствам.

Практика арбитражного суда в Лозанне.

Сейчас столкнулся с очередным случаем. Представляя интересы футбольного игрока и готовясь к заседанию Спортивного Арбитражного суда в Лозанне, наткнулся на новости о том, что очередной клуб объявил себя банкротом. Дословно конечно не так, но было объявлено, что клуб подлежит роспуску. Я не буду называть этот клуб, это легко гуглится в интернете. Так вот, вопрос с том, как в плане подготовки к заседанию в арбитражном суде должен решаться такой момент?

Нужно отметить, что Спортивный Арбитражный суд, как и пожалуй любой другой международный арбитраж, действует на основании своего особого регламента. В этом случае соответствующий регламент называется Кодекс Спортивного Арбитражного суда и представляет собой свод процессуальных правил, которые распространяются на процедуры в Спортивном Арбитражном Суде. Данный кодекс, к сожалению, не содержит ответа на вопрос, что происходит с процедурой рассмотрения спора в случае банкротства клуба. По логике вещей, такая процедура должна идти своим ходом и не подлежать приостановлению.

Также вышеупомянутый арбитраж в своей деятельности ориентируется на Главу 12 Закона Швейцарии (по своему местонахождению) о международном частном праве. Данная глава аналогично внутренним правилам арбитража, не содержит указаний на порядок действий в случае банкротства клубов. Из чего я делаю вывод, что процедура в арбитраже (в отличие от процедуры рассмотрения споров в швейцарских судах, которая урегулирована гражданским процессуальным кодексом Швейцарии и которая подлежит приостановлению в случае банкротства одной из сторон, участников спора) будет происходить своим чередом и арбитр будет обязан вынести решение по существу спора.

Это в принципе имеет положительные стороны, несмотря на всю печальность создавшейся ситуации. Имея решение международного арбитража, проще установить наличие долговых обязательств у футбольного клуба. Первый и основной шаг для футболиста в такой ситуации все равно будет попытка встать в очередь кредиторов в процессе банкротства, открытом против клуба государственным судом, и настаивать на преюдициальности уже имеющегося решения (если оно конечно в пользу футболиста).

Пути решения проблемы?

Негативный момент связан с возможностью реально исполнить данное решение арбитража. Во-первых, футбольная федерация откажется исполнять такое решение, потому что с момента как футбольный клуб «объявляет себя банкротом» он выходит из круга так называемых «субъектов футбола»  — власть футбольной федерации перестает на него распространяться и никакого принуждения федерация не сможет оказать на такой клуб. Исполнить решение арбитража по Нью-Йоркской конвенции 1958 года будет так же невозможно, так как процедура банкротства подразумевает приостановление всех споров в судах и инициирование особого процесса формирование очередей кредиторов в судебном процессе банкротства. Единственный возможный шаг — пытаться попасть в определенную очередь кредиторов — осложняется российской реальностью, о которой я говорил ранее — у клуба попросту нет или почти нет имущества.

К сожалению, ситуация такова, что зачастую банкротство футбольных клубов становится для их учредителей прекрасным ходом по уходу от реальной ответственности — ответственности перед своими футболистами за финансовые обязательства, ответственности перед болельщиками команды за спортивные результаты. И следует отметить, что проблема, на мой взгляд, в системе финансирования спорта, о которой поговорю как нибудь в другой раз.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *